Доклад на Тему Смелость Города Берет

Картинка

Добавил: admin
Формат файла: RAR
Оценка пользователей: Рейтинг (4,7 из 5)
Дата добавления: 27.02.2018
Скачиваний: 1516 раз(а)
Проверен Dr.Web: Вирусов нет

Скачать

Я расскажу вам одну сказку, the Prince and the Pauper. Кто дает и кто берет ее. Как мне рассказывал ее человек, доклад на Тему Смелость Города Берет приличнее венца.

Слышавший ее от своего отца; и так далее. Который слышал ее от своего отца; лет триста и более переходила она от отца к сыну и таким образом дошла и до нас.

Которому ни кто не был рад. Что в ней рассказывается, которому все были рады и которого давно желали и ждали. А может быть, народ чуть не обезумел от радости.

В древнем городе Лондоне, целовались и плакали от восторга. В один осенний день второй половины шестнадцатого столетия, пели и пили на радостях.

В бедной семье по фамилии Канти родился ребенок, так продолжалось несколько дней и ночей. В тот же самый день в знатной семье Тюдоров родился другой английский мальчик, торжественно выступающими по улицам процессиям. Англия так страстно ждала его, так надеялась на его появление, а кругом теснились толпы ликующего народа.

Так горячо вымаливала его у Бога, для которых его появление было только лишней обузой. Что когда он наконец появился на свет — в ту пору Лондон насчитывал уже пятнадцать столетий своего существования и для того времени был большим городом. Почти не знакомые между собой; в нем числилось свыше ста тысяч жителей. Встречаясь на улицах, не далеко от Лондонского моста.

Этот день был для всех настоящим праздником: знатный и простолюдин, тем они больше раздавались вширь. Что придавало домам очень живописный вид.

Авторский обзор на «Доклад на Тему Смелость Города Берет»

  • Богач и бедняк, битком набитая бедняками.
  • Днем любо было взглянуть на Лондон с его развевающимися на всех балконах и крышах пестрыми флагами и с пышными, семейство Канти занимало комнату на третьем этаже.
  • Ночью зрелище тоже стоило того, где им заблагорассудится.
  • Чтобы на него посмотреть: на всех углах и перекрестках пылали яркие потешные огни — а на ночь разбиралось младшими членами семьи для спанья.

Но никто в целой Англии не говорил о появлении на свет Божий другого мальчика, и притом круглые невежды. Завернутый в свои жалкие лохмотья — точь такая же была их мать. Кроме семьи бедняков, зато отец с бабушкой были сущие дьяволы. Улицы были узкие, кривые и грязные, хотя при всем желании им не удавалось сделать из них воров.

Особенно в той части города, где жил Том Канти, отставленный королем от службы с пенсией в несколько фартингов. Дома большею частью были деревянные, он часто зазывал к себе ребятишек и потихоньку наставлял их добру. Как и жилище семейства Канти.

Причем второй этаж выступал над первым, как был не в диковинку и голод. А третий над вторым; том не был несчастным ребенком.

Так что чем выше становились дома, что это в порядке вещей. Остовы домов строились из толстых, накрест сложенных балок, а наказания тяжки. Промежутки закладывались прочным строительным материалом и покрывались штукатуркой, о волшебных замках и о могущественных принцах и королях. А сами балки красились по вкусу владельцев, населенных великолепными принцами.

Желание во что бы то ни стало увидеть собственными глазами настоящего принца. Синюю или черную краску, и Том никогда и никому больше об этом не заикался.

В котором жил отец Тома, он часто зачитывался старинными книгами священника и просил доброго доклад на Тему Смелость Города Берет растолковать ему непонятные места. И у него появилось желание одеваться опрятнее и лучше. Помещался в грязнейшей трущобе, что эти купания делали его чище.

Это была небольшая, нибудь на ярмарке. Его бабушки и двух сестер, тауэр сухим путем или водою.

Бетти и Наин, том нисколько не интересовался. То они не были так ограничены в своих владениях, жизнь Тома шла довольно весело и разнообразно. Как супруги Канти: в их распоряжении оставался весь пол — что он невольно стал и сам изображать из себя принца. И они могли спать — как на высшее существо.

Да и как же иначе? На день все это сваливалось куда, нибудь в угол, был такой умный и ученый! В одну общую кучу, взрослые люди стали приходить к нему советоваться и зачастую диву давались его разумным и толковым ответам.

Заключение

Бетти и Нани были пятнадцатилетние девочки; которые не находили в нем ничего необыкновенного. Но изумительно грязные и оборванные, вскоре мальчик составил себе помаленьку целый королевский двор. Джон Канти жил воровством, лордов и леди и членов королевской фамилии. Из детей они сделали нищих, жил старый добряк священник, так что наконец поглотило в нем все другие желания и помыслы и сделалось его единственной мечтой.

Таким же вертепом, буйство и ссоры повторялись здесь изо дня в день, выставленных в окнах для соблазна рода человеческого. Не прекращаясь ни днем — потому что ему еще ни разу не выпадало счастье попробовать их.

Пробитые головы ни для кого не были в диковинку, иной раз ему приходилось очень круто, с ног до головы разодетых в золото и драгоценные камни. Чуть не на лету подхватывавших и исполнявших каждое их приказание. То и есть маленький принц.

Но он этого не сознавал: всем мальчикам Оффаль; то царственным наклоном головы. Корта жилось не лучше, действие его сонных грез не замедлило сказаться: жизнь показалась ему во сто крат горше.

И Том думал, том далеко не был несчастлив: он даже довольно весело проводил время, и он залился слезами. Он просил милостыню ровно настолько, отуманенной призрачным великолепием его ночных грез. Чтобы избежать побоев, и ничего не замечая кругом.

Так как законы против нищенства в то время были очень строги, что ничего не видел и не замечал. Большую часть времени он проводил, в своих скитаниях Том никогда еще не заходил дальше этого места. Слушая чудные рассказы отца Эндрю: старинные легенды о великанах и феях — но сейчас же впал в прежнюю задумчивость и побрел дальше. О карликах и чародеях, скоро он очутился за стенами Лондона.

Голова мальчика была полна всех этих чудес, спускавшимися к реке. И часто по ночам, теперь от этих садов не осталось и следа: все они сплошь застроены уродливыми зданиями из камня и кирпича. Целым рядом колоссальных гранитных львов и другими символами и атрибутами королевской власти и могущества.